В Приморье заповедным морем бухты Астафьева можно только любоваться с берега

Гулять, загорать запретить не могут, но купающихся в бухте не должно быть

Дальневосточный морской государственный биосферный заповедник усилил охрану заповедных бухт на полуостове Гамова. В этом убедились этим летом не только отдыхающие,  но и журналисты экологического пресс-клуба «Последняя среда», побывавшие вместе с инспекторами  в рейдах по охране акватории восточного участка заповедника.  

«Почему мы закрыли бухту Астафьева. Мы ее не закрыли…»

Теплое море Хасанского района Приморья, как магнит, притягивает отдыхающих со всего Дальнего Востока.  Как грибы растут базы отдыха на разный вкус и кошелек. И только море остается одно на всех, и, кажется, закипает в сезон от тысяч разгоряченных тел. Для того чтобы попасть на головной кордон восточного участка Дальневосточного морского заповедника — в бухту Спасения, надо проехать, как минимум, Андреевку.

Медленно продвигаясь на машине по узкой дороге,  плотно  застроенной магазинчиками и кафешками, лавируя между полуодетыми и не всегда трезвыми людьми, хочется как можно скорее покинуть этот бурлящий как котел, кишащий скученной  жизнью поселок.

Наверное, это желание – вырваться из окружения, побыть наедине с природой, окунуться в по-настоящему чистое море, испытывает каждый человек. Некоторые пытаются его реализовать, добравшись по крутым глиняным перевалам полуострова Гамова до по-настоящему заповедного моря, где купаться запрещено – бухт Орлинка, Астафьева. Дальневосточный морской заповедник, стоящий на страже заповедного моря, прилагает усилия для того, чтобы федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» выполнялся и собственниками земельных участков, входящих в 500-метровую охранную зону особо охраняемой природной территории (ООПТ), и дикими туристами.

 


 
 
Под аншлагом в бухте Астафьева. Фото Ульяны Старостиной.
 
 
Нарушители заповедного режима. Фото Ульяны Старостиной.
 

 

Мусор в заповедную бухту Орлинка приносит море и отдыхающие. Фото Ульяны Старостиной.

 


 

Явные нарушения режима охранной зоны заповедника. Фото Ульяны Старостиной.
 

«Мне задавали много вопросов этим летом, почему мы закрыли бухту Астафьева. Мы ее не закрыли. Мы приложили усилия, чтобы создать максимально законные правила поведения всех пребывающих на территорию бухты Астафьева», — сразу уточняет Николай Якушевский, директор Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника.


 

Николай Якушевский, директор Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника. Фото Ульяны Старостиной.

Не пустить туристов на берег заповедной бухты заповедник не может: так сложилось, что с 90-х годов эта земля вплоть до уреза воды находится в собственности, и бизнес, почуяв золотую жилу, взял туристов в оборот: за 200 рублей, заплаченных на входе в бухту некоему ИП Семенищеву, человеку дозволено пройти на берег, посидеть, полюбоваться видами. Ну, воспользоваться за эту сумму ближайшими кустами, так как ни одной туалетной кабинки в зоне видимости не наблюдается. И все.

Установка палатки и купание в морской воде в услугу не входит, о чем, кстати, написано на входном билете. А ступив в море, человек тут же попадает на акваторию морского заповедника, чем нарушает закон об ООПТ. Пока в этом сезоне госинспектора охраны заповедника работают в режиме предупреждения, не штрафуя каждого на 4 000 рулей за незаконное нахождение в заповеднике, разъясняя гражданам их права нахождения на берегу, в охранной зоне заповедника и необходимость беречь родную природу, к которой относится это заповедное  море.

Надо сказать, большинство людей спокойно покидает заповедные воды. И только некоторые особо возбуждённые граждане требуют у инспекторов изменить жизнь в России, убрать везде мусор, построить дороги, увеличить зарплату…

 

 
Госинспектор морского заповедника Сергей Копылов. Фото Ульяны Старостиной.
 

«И дикие туристы, и браконьеры наносят существенный ущерб заповеднику, — считает Сергей Копылов, госинспектор  Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника. — Браконьеры работают узко направленно: добывают трепанга, гребешка и краба. В лодке обычно три человека, 12 баллонов, каждый на 40 минут. Вот и считайте, сколько они напромышляют. Но браконьеров не так много, как диких туристов, которые приходят на пляж с маской и трубкой, и, увидев на дне песчанку, обязательно стараются ее выкопать. Увидит на камушке ежика – ему хочется его достать и скушать. Берут, к примеру, по пять или семь экземпляров биоресурсов, но за счет количества людей, в принципе, они сравниваются с браконьерами. Поэтому я считаю, что с дикими туристами борьба должна проходить на том же уровне, что и с браконьерами. Иначе через пять лет заповедник превратиться в пустыню, в мертвое море. Бывало такое, что в бухте Астафьева в солнечные выходные дни количество человек превышало полторы тысячи! В прошлом году мы выставляли там инспекторов, которые наблюдали за тем, чтобы не добывалось ничего, и возбуждали уголовные дела по данным фактам: туристы добывали ежика, спизулу».

«Купающихся в бухте не должно быть»

Как рассказывают старожилы, еще лет 5 назад в бухте Астафьева творился, мягко говоря, беспредел. Люди, понимая, что там никогда не бывало сотрудников ГИБДД, полиции, заезжали на джипах, вылетали в море, чуть ли не тонули, были и драки, и поножовщина, везде стояли палатки. Года два назад, при прежнем руководстве заповедника, была попытка найти некий компромисс между желанием людей искупаться в заповедном море, охраной ООПТ и интересами бизнеса. Была создана эколого-просветительская тропа «Чудесный мир бухты Астафьева», часть суммы от продажи билетов шла заповеднику,  другая — собственникам земельных участков и организаторам бизнеса. Как вспоминают инспектора, благодаря пополнению внебюджетного фонда, удавалось и моторы вовремя чинить, и бензин закупать в достаточном количестве, и даже баню новую построить  на кордоне. Однако, природоохранная прокуратура, все оценив, настоятельно рекомендовала  новому директору Дальневосточного морского заповедника так не делать.

«Одна из первых встреч у меня произошла с контрольными органами чуть ли не на третий день пребывания в должности директора заповедника, — говорит Николай Якушевский. — И мне было сказано: если вы пойдете по тому же пути, как это было в прошлом и позапрошлом году, то мы усматриваем в этом коррупционную составляющую. Так не должно быть. А когда я стал разбираться, прибыл в заповедник, посмотрел, то сам убедился, что так называемое «экопросвещение» в данном случае — это филькина грамота, которая использовалась как прикрытие, чтобы объяснить, почему в бухте Астафьева находятся люди. А бизнес очень здорово пристроился, продавались билеты. Да, возможно, наводили порядок, получилось более цивилизованно, чем раньше. На определенном этапе это было решением проблемы, но на сегодня это нонсенс, который нельзя допускать. Когда мы внимательно изучили все составляющие этой проблемы, стало понятно два главных фактора: мы не обеспечиваем безопасность людям и мы не обеспечиваем выполнение природоохранного законодательства. Мы, в настоящий момент, не готовы к старой форме сотрудничества, в том числе, с этим бизнесом.

Было  принято решение: работаем, как должно быть в ООПТ, в том числе, на прилегающей охранной зоне в 500 метров. Гулять, загорать даже отдельным гражданам мы не можем запретить. Но купающихся в бухте не должно быть. Любой человек может посетить заповедник только на основании разрешения. Разрешение дается только в случае проведение эколого-просветительской деятельности, только по таким причинам люди в праве посетить заповедник. Поскольку экскурсионный маршрут «Чудесный мир бухты Астафьева»  с этого года не работает в заповеднике, соответственно, оснований для посещения бухты Астафьева нет. Мы не хотим получить здесь вторую Андреевку — это тоже причина, почему мы приняли эти, на первый взгляд, непопулярные меры».  

Охранная зона Дальневосточного морского государственного природного заповедника заповедника — 500 метров по берегу и 3 мили по морю, продекларированная при создании заповедника в 1978 году, была внесена в государственный кадастр недвижимости и закреплена за этой ООПТ в мае 2014 года.  В  этой зоне существует определенный режим, в частности,  запрещено частное строительство,  нельзя передвигаться на транспортных средствах, устанавливать палатки, разжигать костры. Плюс, согласно Водному кодексу, существует еще водоохранная зона, которая совпадает с охранной зоной заповедника,  дублируя запреты.

«Режим охраны нашей работы очень простой: круглые сутки»

С начала августа в бухте Астафьева  по инициативе морского заповедника начались совместные рейды с участием сотрудников полиции, Росприроднадзора по Приморскому краю и инспекторов заповедника.  И, даже судя по достаточно небольшому количеству туристов в бухте Астафьева, такие рейды показали свою эффективность.

 
Старший госинспектор Владимир Булаш объясняет туристам правила нахождения в охранной зоне заповедника. Фото Ульяны Старостиной.
 

«Режим нашей работы очень простой: круглые сутки. Потому что если туристы приезжают в солнечный день, то браконьеры будут использовать любые погодные условия, и даже наоборот, плохие погодные условия, чтобы их не задержали. Потому что заметить лодку в волне от 1,5 до 2 м с берега очень сложно, нужно подходить к ним на достаточно близкое расстояние, поэтому приходится постоянно патрулировать даже в достаточно плохую погоду, — говорит Владимир Булаш, старший государственный инспектор в области охраны окружающей среды Дальневосточного морского государственного биосферного природного заповедника. — В настоящий момент в отношении туристов и автомобилей, находящихся в пределах охранной зоны и акватории заповедника, было составлено 16 протоколов от начала туристического сезона. За тот же период в прошлом году их было восемь. В основном, работаем способом предупреждения: подходим к людям, и они в 99% случаев адекватно воспринимают информацию, после чего покидают территорию заповедника и более не заходят. С неадекватными приходится работать методом административного правоприменения:  было уже два катания на сапах, заходы на острова и остальные — просто нарушители режима, люди, находящиеся в море, один из них был в состоянии алкогольного опьянения и пришлось воспользоваться помощью органов полиции. Мы активно сотрудничаем с Управлением Росприроднадзора по Приморскому краю, которое предоставляет нам в рамках рейдовых мероприятий своих инспекторов, которые способствуют грамотному правоприменению и могут использовать другие статьи, касающейся охранной зоны моря, к нарушителям режима, в частности, в бухте Астафьева к представителям арендаторов земельного участка. И также нам — в основном, по вызову — помогают сотрудники полиции. Так, благодаря присутствию участкового у нас получилось как попасть на территорию собственника, так и получить документы при прошлой рейдовой организации. При этом 16 протоколов — это достаточно хороший показатель для этой территории, туристы редко связываются с органами контроля заповедника, практически не бывает никаких эксцессов».

 

 
Инспекторы Владимир Булаш, Сергей Фурсов, Олег Меднов за работой. Фото Ульяны Старостиной.
 

В этом туристическом сезоне особый упор был сделан на ответственность собственников земельных участков, обязанных обеспечить выполнение режима охранной зоны Дальневосточного морского заповедника и водоохранной зоны. Так, в конце июля 2017 года совместно с сотрудниками Росприроднадзора, был составлен совместный акт рейдовых мероприятий, в которых были зафиксированы факты размещения автотранспортных средств на территориях, выделенных для обособленного использования.  В настоящее время направлены запросы в УВД с целью установления лиц, которые обладают данными автотранспортными средствами. После поступления информация в отношении собственников автотранспортных средств будет возбуждено административное производство. Также направлен запрос в Росреестр  о собственнике земельного участка, который допустил на своей территории нарушение режима, и, в свою очередь, после поступления информации, будет возбуждено административное производство.

«Срок исковой давности по статье 8.42 ч. 1 и статьи 8.13 ч. 1 — год, а значит, мы не ограничены во времени и спокойно дожидаемся достоверных сведений и ведем административное производство, — пояснил  Владимир Булаш. — Одна из обязанностей, возложенных на обособленных землепользователей — обеспечение соблюдения требований действующего, в том числе, природоохранного законодательства на вверенной ему территории. Здесь мы можем не распыляться и не вести работу с каждым физлицом, которое находится на территории, а делать вменение и привлекать к ответственности одно лицо с тем, чтобы оно впредь не допускало подобных правонарушений на территории, которая была ему передана. Кроме того, в нашем законодательстве предусмотрена процедура отторжения права на объект недвижимости в виде земельного участка при систематическом выявлении нарушений, которые ведут к ухудшению свойств земельного участка. У нас это будет первая практика в этом году, если в дальнейшем будет нарабатываться подобная практика привлечения за нарушения, то последует результат: Росприроднадзор направит соответствующие материалы в прокуратуру для рассмотрения вопроса о понуждении прекращения права на земельную собственность».

 


 

….В бухте Спасения, на Восточном участке, перед кордоном заповедника стоит памятная табличка с фотографией и строками биографии Юрия Дмитриевича Чугунова.

Биолог Юрий Чугунов всю свою неукротимую энергию, все силы сердца и ума отдал самому главному делу его жизни – созданию и становлению Дальневосточного государственного морского заповедника, первого в России.

Он смотрит на море, на которое сейчас смотрим и мы, и как будто бы спрашивает: «Ну как дела, ребята? Как заповедник? С чем встречаете 40-летие?». У каждого – свой ответ на этот вопрос. Мы же, побывав вместе с инспекторами в рейдах, можем  сказать, что заповедник — на боевом посту. Что еще не перевелись люди, которые готовы в любую погоду встать  за штурвал и идти на защиту заповедного моря. И выразить надежду, что идеи сохранения заповедной природы  будут поддержаны людьми даже в переполненном туристами  Хасанском районе Приморья. Иначе мы и в заповедной бухте Астафьева получим Андреевку.

 


 

 
Морской заповедник — роддом для ларг. Фото Ульяны Старостиной.

Ульяна Старостина. Фото автора.

Подробнее смотреть в  Журнал «Дальневосточный капитал».

29 августа 2017 г.

Понравилось? :-) Поделись с другими!
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73