Get Adobe Flash player

Новости

Дальневосточному морскому – 40 лет!

24 марта Дальневосточному морскому биосферному государственному природному заповеднику исполнилось 40 лет. В нашей стране, где насчитывается более ста государственных природных заповедников, а два десятка заповедников имеют в своем составе охраняемую акваторию, он стал первым морским. Заповедник расположен в юго-западной части залива Петра Великого, его площадь составляет 64316,3 га, в том числе 63000 га – акватория. Он окружён охранной зоной со специальным режимом природопользования, шириной 500 м вокруг сухопутных границ и 3 морские мили – вокруг морских.

В 1974 году директор Института биологии моря ДВНЦ АН СССР чл.-корр. АН СССР Алексей Викторович Жирмунский выступил с инициативой создания морского заповедника, а с начала следующего года на работу был принят директор-организатор заповедника кандидат биологических наук Юрий Дмитриевич Чугунов. Ключевую роль в создании заповедника сыграл выдающийся учёный и организатор науки, один из основателей советской ядерной энергетики, Президент Академии наук СССР, академик Анатолий Петрович Александров.

31 декабря 1976 года было принято совместное решение Военно-Морского Флота СССР и Академии наук СССР об образовании Морского заповедника в заливе Петра Великого, позволившее преодолеть все бюрократические препоны и юридически оформить создание 24 марта 1978 года Дальневосточного государственного морского заповедника.

Наша газета регулярно рассказывает на своих страницах не только об юбилейных мероприятиях, но и о непростых, порой опасных для жизни буднях инспекторов, а сегодня вниманию читателей предлагается интервью с директором «Дальневосточного морского заповедника» – филиала Национального научного центра морской биологии ДВО РАН Николаем Александровичем ЯКУШЕВСКИМ.

DSC_2767-1

– Николай Александрович, каковы основные направления деятельности заповедника? Как они изменились за 40 лет?

– Постановлением Совета Министров СССР при создании Дальневосточному государственному морскому заповеднику было поручено: сохранение природной среды наиболее богатого по составу морской и островной фауны и флоры залива Петра Великого, генофонда морских организмов, а также проведение научно-исследовательской работы и осуществление просветительской деятельности. Ныне действующим Положением на заповедник возложены следующие задачи: осуществление охраны природных территорий в целях сохранения биологического разнообразия и поддержания в естественном состоянии охраняемых природных комплексов и объектов; организация и проведение научных исследований, включая ведение Летописи природы; осуществление государственного экологического мониторинга; экологическое просвещение и развитие познавательного туризма; содействие в подготовке научных кадров и специалистов в области охраны окружающей среды. Как видите, в наше время задачи прописаны более детально, но кардинальных изменений не произошло.

– В чём специфика деятельности академического заповедника в сравнении с заповедниками Минприроды России и научными учреждениями ДВО РАН?

– С коллегами, работающими в системе Минприроды России, поддерживаем дружеские отношения, обмениваемся опытом работы. Так, в мае текущего года, на нашей площадке мы планируем проведение Совета директоров заповедников юга Дальнего Востока. Существенная разница между нашими заповедниками заключается в организации финансирования. Госзадание для заповедников МПР строится на основе базового перечня видов деятельности «Охрана окружающей среды», в который включены: водное и наземное патрулирование, противопожарные мероприятия, осуществление мероприятий по сохранению природных комплексов, экологическое просвещение и так далее. Средства выделяются именно на выполнение этих видов деятельности.

С первого дня своего существования и до сегодняшнего времени наш заповедник являлся самостоятельным научным учреждением или подразделением такого учреждения. Поэтому в его задачи входило выполнение инициативных научных исследований или обеспечение проведения исследований другими учреждениями. Неудивительно, что академические заповедники, как и все учреждения ФАНО, финансируются по темам плана научно-исследовательских работ, где единицей измерения эффективности работы служит научная публикация. С моей точки зрения этот подход в корне не верен. Мы работаем с ФАНО, чтобы изменить нынешнее положение дел в направлении финансовой поддержки не только научных исследований, но также и других видов деятельности заповедника, определённых нормативными документами.

– Заповедник поддерживает связи с институтами ДВО РАН, университетами? Участвует в научных исследованиях?

– Мы открыты для сотрудничества по тематике нашей деятельности. Так, например, совместно с учёными Тихоокеанского института географии ДВО РАН проведено картографирование массовых видов гидробионтов с применением подводного дистанционного зондирования и легководолазных работ. Впервые изучено состояние популяции дальневосточного трепанга на всей акватории заповедника. Установлено, что плотность поселений трепанга на акватории заповедника не отличается от неохраняемых территорий залива Петра Великого. Исследование приморского гребешка показало, что на акватории Южного участка обитает не менее четверти его популяции в заливе Петра Великого. Использование телеуправляемого подводного аппарата позволило изучить распределение массовых видов эпифауны макробентоса Южного участка заповедника.

С кафедрой ЮНЕСКО по морской экологии ДВФУ в заповеднике проведены работы по определению содержания тяжёлых металлов в бурых водорослях. Взаимодействуем с Институтом автоматики и процессов управления, Тихоокеанским океанологическим институтом имени В.И. Ильичева, Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН и другими научными учреждениями.

– Для успешного выполнения исследований помимо научного оборудования необходимо покупать лодки, моторы, генераторы, батареи, производить ремонт и обновление кордонов и так далее. Хватает ли на всё бюджетного финансирования?

– Не секрет, что многие научные организации, подведомственные ФАНО, испытывают недостаток бюджетного финансирования. Мы с коллегами полагаем, что в нынешних условиях одним из решений проблемы может стать создание центра коллективного пользования (ЦКП). Я убеждён, что для того чтобы работы в области изучения и сохранения биоразнообразия и мониторинга окружающей среды проходили на современном уровне, а также с целью внедрения новых технологий организации охраны заповедника, целесообразно создать ЦКП «Морской заповедник». Финансирование деятельности ЦКП будет осуществляться по отдельному плану.

Интерес к совместной работе с использованием оборудования ЦКП проявили ряд институтов ДВО РАН. Кроме совместного использования оборудования создание ЦКП позволит повысить эффективность работы существующих кордонов заповедника за счёт организации на их базе полевых исследовательских стационаров.

Заповеднику ЦКП может дать возможность внедрять современные эффективные формы и методы оперативной работы с использованием современных технических средств обнаружения нарушений на акватории и территории заповедника. Для этого охрану необходимо оснастить беспилотными летательными аппаратами, береговыми радиолокационными станциями, пассивными электронно-оптическими системами панорамного слежения и распознавания, включающими в себя визуальные средства обнаружения: тепловизор, поворотную видеокамеру «день-ночь», лазерный дальномер, и т.д. Сейчас доступны гидроакустические комплексы, позволяющие на расстоянии до 1 км обнаружить малоразмерные цели (подводных пловцов), определить направление и скорость их движения. У этих комплексов имеется автономный режим работы, не требующий вмешательства оператора, возможность слежения при любых погодных условиях.

– Современное техническое оснащение – это важное условие эффективной охраны заповедника, а удаётся ли наладить межведомственное сотрудничество с полицией, пограничниками, МЧС?

– С незаконной добычей биологических ресурсов так или иначе борются различные государственные структуры, поэтому вопросы взаимодействия с ними имеют для нас важное значение. Эффективность такой борьбы зачастую оставляет желать лучшего, но мы активно работаем в этом направлении. Южный район заповедника находится в непосредственной близости от государственной границы, а я сам в прошлом офицер-пограничник и понимаю не только как важна координация, но и как её организовать наилучшим образом. Пограничники делятся с нами оперативной информацией и при возможности проводят специальные мероприятия. Инспекторы заповедника не раз задерживали северокорейских рыбаков – нарушивших границу и передавали их пограничникам.

С полицией Хасанского района налаживаем сотрудничество, есть взаимопонимание в решении важных вопросов. Например, сейчас тщательно расследуются все случаи нападения на наших инспекторов в последние годы. Материалы будут переданы в суд.

Известно, что акватория заповедника не замерзает, зимние температуры позволяют осуществлять безаварийную эксплуатацию лодок, однако в январе-феврале, в наиболее холодный период, наблюдается вынос льдов из Амурского залива. В результате время от времени акватории бухт, на берегах которых расположены кордоны, забиваются дрейфующим льдом, что приводит к невозможности выполнять работу по пресечению несанкционированного доступа в заповедник со стороны браконьерских плавсредств. Кроме того, невозможность выхода плавсредств в море не позволяет производить своевременную замену инспекторов, дежурящих на островных кордонах и доставлять им необходимые продукты питания. В этой связи в прошлом месяце, в порядке отработки взаимодействия с МЧС России, мы произвели замену инспекторов на о. Большой Пелис с использованием вертолёта Ми-8.

– Может быть, пока нет решения о создании и финансировании ЦКП, стоит озаботиться получением внебюджетных доходов?

– Заповедник получал гранты, выполнял хоздоговорные работы, но наибольший объём внебюджетных поступлений обеспечивает предоставление посетителям экскурсионных и туристических услуг. В последние годы их доля составляет 10-15% бюджетного финансирования. Для особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Дальневосточного региона – это хороший показатель, но для заповедников Европейской части России он – средний.

Хочу подчеркнуть, что экскурсионная и туристическая деятельность не ставит целью зарабатывание денег для «латания дыр в бюджете» заповедника и проводится в рамках федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». То есть, с целью обеспечения поддержки идей заповедного дела широкими слоями населения, поэтому «краеугольным камнем» в этом виде деятельности является принцип: «не навреди»!

На заповедной территории мы строго следим, чтобы на маршрутах не превышались рекреационные нагрузки, рассчитанные учёными. В охранной зоне мы не можем запретить нахождение отдыхающих, поэтому ищем пути взаимодействия с собственниками земли или арендаторами, располагающими рычагами воздействия на численность посетителей их территории.

Что касается путей использования заработанных в туризме денег, считаю, что большая часть заработанного должна направляться на совершенствование инфраструктуры экскурсионных троп и маршрутов. К сожалению, реализовать этот подход на практике затруднительно из-за недостаточного бюджетного финансирования, вынуждающего направлять внебюджетные поступления на обеспечение основной деятельности заповедника.

– Известный российский эколог Всеволод Борисович Степаницкий говорил, что биосферный заповедник отличается от государственного природного тем, что в кабинете его директора висит сертификат участника программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера». Есть ли на стене вашего кабинета такой сертификат?

– В каждой шутке есть доля шутки. Действительно, нелегко совместить задачи сохранения биологического разнообразия и биологических ресурсов с их устойчивым использованием, как того требует от биосферных резерватов Севильская стратегия 1995 года. В этом документе прямо говорится о том, что биосферные резерваты должны не только стать средством, позволяющим окрестному населению развиваться в равновесии с природной средой, но и показывать путь к более устойчивому развитию в прилегающей к заповеднику зоне сотрудничества. Четвёртый Всемирный конгресс биосферных резерватов, прошедший в Лиме в 2016 году, в плане действий до 2030 года указывает на необходимость распространения моделей устойчивого развития разработанных в биосферных резерватах. В нашем случае предпочтительно ориентироваться на развитие марикультурных хозяйств, инфраструктуры познавательного туризма, возможно – морских биотехнопарков.

Подчеркну, мы говорим о зоне сотрудничества, расположенной вне территории заповедника. В границах государственных природных заповедников природная среда сохраняется в естественном состоянии и полностью запрещается экономическая и иная деятельность, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях».

Пропаганда экологически-ориентированного бизнеса, методологическая поддержка и взаимная заинтересованность должны стать основой взаимодействия между заповедником и местным населением.

– Востребована ли обществом природоохранная деятельность заповедника?

– Безусловно. Одно из главных направлений нашей работы – участие в формировании у населения понимания роли особо охраняемых природных территорий в сохранении биологического и ландшафтного разнообразия как основы биосферы, а также их места в социально-экономическом развитии регионов. Мы стараемся разнообразить формы экологического просвещения. Так, наряду с деятельностью детского экологического лагеря, этим летом мы дадим возможность родителям с детьми отдохнуть в Центре экологического просвещения на острове Попова и при этом поучаствовать в эколого-просветительских программах.

Сейчас очень много коммуникаций осуществляется в виртуальном пространстве, поэтому мы начали активно работать в социальных сетях – Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram.

Не секрет, что мировой экономический кризис сказывается на финансовом положении населения, в том числе тех, кто хотел бы неоднократно посещать заповедник, видеть диких животных в их естественной среде обитания. Идя навстречу пожеланиям заинтересованных посетителей, в последний год мы в несколько раз увеличили число фото и художественных выставок, иллюстрирующих животный и растительный мир заповедника. В ближайший месяц их будет три: в Президиуме ДВО РАН (ул. Светланская, 50) и две в Национальном научном центре морской биологии ДВО РАН (ул. Пальчевского, 17).

Успешная работа в таком популярном направлении экологического просвещения как познавательный, экологический туризм стала хорошей нашей традицией. Так мы не раз в последнее время становились победителями ежегодного конкурса «Лидер туриндустрии Приморья» в соответствующей номинации. В нынешнем году мы впервые анонсировали зимний маршрут по побережью Восточного участка. А летом новшеством станет снорклинг – плавание с маской и трубкой на мелководье вблизи берега с целью наблюдения за обитателями моря без возможности погружения.

– Спасибо, что нашли время для беседы.

– Я внимательно читаю вашу газету, в ней интересные и полезные материалы, поэтому с удовольствием продолжу сотрудничество с вами.

Анастасия АЛЕКСАНДРОВА

26 марта 2018 г.

Понравилось? :-) Поделись с другими!
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Добавить комментарий

Метки